Ян Михайлович родился 09.11.1884г. в имении родителей на Сидеми (посёлок Безерхово). При крещении был наречен Иваном.
   Ян был добрым, внимательным, ласковым, послушным юношей. Окончил 7-летнюю французскую гимназию в Японии (Нагасаки). Владел французским, английским и разговорным японским. В 1906 году окончил Владивостокское мореходное училище дальнего плавания, но капитаном не служил: занялся потомственным сельскохозяйственным делом. 
   По воспоминаниям Олега Шевелёва: «Он был исключительно крепким и здоровым, человеком атлетического телосложения. Однажды, на пути через Самару в Москву, он зашел с спортивное общество, где шли занятия, и попросил «покрутить солнце» на турнике. ...когда он снял пиджак и рубашку, все удивились его телосложению... попросили остаться на три дня. Вызвали скульптора, сделали с него слепок и только после этого купили ему билет и отпустили в Москву.». 
   Первое отдельное хозяйство он с Григорием и Павлом Сухановыми, В.К. Пиотровским и несколькими семьями корейцев организовал в 1907 г., на Сидеми, в районе Длинной Пади. Но их "Коммуна" распалась через полтора года.
   В 1909 году Ян женился на Ангелине Михайловне Шевелёвой. После женитьбы они поселились в двухэтажном доме, построенном общиной, там у них родились две дочери Гелиана и Марианна. Кроме них было двое приемных детей: кореец Том (Индис Янович Цой-Янковский) и кореянка Ася (Анастасия Яновна). 

Здесь они прожили до переселения на мыс Гамова.
   В 1917 году Ян с тремя компаньонами (Г. А. Менар, К.Ф. Филиппек, В.М. Шевелёв) организовал оленеведческое содружество, он же стал и душой товарищества. Компаньоны арендовали п-ов Гамова и назвали свою артель "Сосновые скалы". В том же году Ян арендовал эти земли у артели. Он отгородил полуостров от материка высокой проволочной сеткой поперек перешейка и перевез из своего заповедника в Длинной Пади на Сидеми всех оленей. Первый дом на Гамове построен под названием «общественный», в котором жил управляющий И.И. Корнилов. В нем останавливались и компаньоны, наблюдая за постройкой своих домов. Жизнь товарищества была хорошо продумана: «...Все дома на полуострове были связаны телефонной сетью, работающей на батареях, так же как и сторожки, которые были со всех сторон острова, а на рейде стоял моторный катер». На склонах горы и теперь отчетливо видны широкие, расходящиеся веером просеки, прорубленные в то время (просеки распахивались и по числу отпечатков копыт можно было оценить поголовье оленей).
   В новый трехэтажный дом, с цементной облицовкой, Ян с семьей переселился в 1918 году. Дом не получилось закончить до конца, с театральным залом (он очень хотел развивать артистический талант у своих детей). Тем не менее, каждый вновь приезжавший в бухту Витязь поражался его видом. 
   15 января 1920 года Ян Михайлович скоропостижно скончался. Ему было всего 35 лет. Похоронен на Витязе.
Его внезапная смерть от "испанки" (грипп) потрясла многих. В.К. Арсеньев, прочитав в газетах о его смерти, направил Ангелине Михайловне письмо-соболезнование: «... в лице И.М. Янковского я потерял человека, к которому искренно и душевно был расположен. ...Об И.М. Янковском у меня остались очень хорошие воспоминания. Это был редкой души человек, отзывчивый, добрый, энергичный, способный. Помимо сельского хозяйства ему не чужды были и вопросы духовные (наука). Он «загорался», когда я говорил с ним об истории и археологии нашей окраины. Беседы с ним доставляли мне истинное удовольствие. И.М. Янковский старался собрать разрозненные труды, карты и материалы, оставшиеся после отца и М.Г. Шевелёва». 
   О его смерти у О. Шевелёва есть еще одно мистическое воспоминание: «По рассказам тети Гели, в начале 1900 годов был у нашей семьи хороший друг, оккультист большого посвящения... Она не раз просила господина Лемана взять ее на сеанс и посвятить в свои тайны. Но господин Леман наотрез отказывался, мотивируя тем, что будто бы в прошлом один из членов нашей семьи был медиумом. Достигнув больших знаний в этой области, он стал использовать свое умение в корыстных целях. За это он был наказан, и нехорошая карма пала на многие будущие поколения. Он сказал, что если кто-нибудь из нашей семьи начнет заниматься спиритизмом, то последует смерть кого-нибудь из близких...  ...на Рождество в 1919 году приехало человек десять. После ужина всем хотелось как-нибудь развлечься. Тете Геле пришла мысль заняться спиритизмом. ...После двух часов ночи все стали расходиться по домам. Дядя Ян с тетей Гелей вышли к парадной двери проводить Корниловых, и, когда они ушли, дядя Ян неожиданно почувствовал себя очень плохо. Он сразу лег в кровать, его стало тошнить, и он впал в бред. Наутро заложили лошадей и послали за доктором в Посьет. Это верст 45 на юг. Кучер хотел сократить дорогу и поехал через лед, лошади провалились, и их с трудом удалось вытащить. Кучер вернулся, и послали других лошадей, но к приезду доктора дядя Ян скончался. Доктор не мог определить точно причину смерти.
Выходило, что предсказания корейца и оккультиста сбылись...». 

 

 Ян (Иван) Михайлович

1884-1920гг. (35)

© 2014-2019 by Irina Subbotina