Он родился в 1890 году в Сидеми и был младшим ребенком. И как большинство Янковских имел отнюдь не стандартную биографию. Учился в Японии, во французском католическом колледже, основанном некогда монахами-миссионерами. Все предметы там преподавались на французском языке, хотя не забывали и про английский, уже тогда весьма широко распространенный во многих странах Тихого и Индийского океанов. Таким образом, он с детства свободно владел четырьмя языками: родным русским, разговорным японским, французским и английским.
Когда началась Первая мировая война, ему было двадцать четыре года. И всем своим воспитанием он был подготовлен почти к любым военным превратностям – в семье Янковских даже из девочек не получалось кисейных барышень. Там царили суровые порядки: в три года – на лошадь, в семь, невзирая на пол – личное нарезное оружие. Так что парни, едва ли не с детства ходившие на тигра, и на войне могли бы себя показать. Но так получилось, что никому из них воевать не пришлось. Кроме Павла. Он хлебнул из этой чаши в полной мере. И не уронил чести рода, славившегося храбростью и военным искусством еще со времен рыцарских походов.
Вскоре смелого офицера, владеющего языками и к тому же освоившего аэроплан — в те времена это само по себе было подвигом – заметили. И в 1916 году он в составе русского экспедиционного корпуса, которым командовал генерал-лейтенант М.К. Диттерихс, впоследствии ставший последним белым правителем России, был послан в помощь Франции по Верден и воевал в Европе до конца войны. Служил в воздушной разведке, сражался в Греции, пять раз был ранен и стал, не считая других русских и иностранных наград, кавалером самого почитаемого в России ордена Святого Георгия и французского ордена Почетного легиона. Он не покинул поле боя и после выхода России из войны и одним из немногих русских офицеров довел ее до победного конца.
А потом, в потускневших погонах штабс-капитана, в 1918 году вернулся Павел Янковский в родное Сидеми. Добирался южным путем – через Суэц, два океана и Японию – в России уже во всю полыхала другая война, гражданская, быть может, самая страшная из войн за всю предыдущую историю Отечества. 
Приехал, отдохнул, осмотрелся и... влюбился. Избранницей его стала учительница музыки, жившая в то время в Сидеми, прехорошенькая ровесница века Наталья Николаевна Ромашева, дочь моряка, преподававшего в знаменитом Морском кадетском корпусе, которого перипетии российской смуты занесли на Восток из бурлящего политическими страстями Петрограда.
Но в Сидеми молодая семья прожила недолго – шел 1922 год. За месяц до прихода красных они вместе с семьей Юрия эмигрировали в Корею. Там и родилась у них дочь Татьяна (23.03.1923).
Несколько лет он помогал брату в налаживании хозяйства. Помощь эта была существенной, так как в это время он был единственным в семье, знающим японский язык. Корея была оккупирована Японией, и без знания японского языка там было трудно делать дело.
В 1928 году Павел решил начать самостоятельную жизнь и переехал в Шанхай, где встретил своих боевых товарищей французов. Они и помогли ему устроится во Французский муниципалитет, где он сначала работал телефонистом, затем детективом по уголовным делам и наконец – переводчиком. К тому времени он изучил еще три языка – китайский, корейский и немецкий и сдал по ним положенные экзамены. Через год он привез в Шанхай свою семью, а в 1934 году принял французское подданство. В 1935 году они всей семьей съездили в отпуск во Францию, а на следующий год у него родился второй ребенок – сын Михаил.
Но, видимо, рок висел над всем семейством Янковских. И первым суждено было погибнуть Павлу. В 1940 году он напал на след какой-то крупной банды и тут же был застрелен на пороге своей квартиры. Найти убийцу, разумеется, не удалось. Он был похоронен в Шанхае на кладбище Люхавей. Ему было всего 50 лет.
Жена с детьми переехала в Корею к Юрию, где и прожила до прихода Красной Армии. А потом началась новая жизнь...
Первой была арестована Татьяна и получила стандартный червонец. Обвинение тоже не оригинальное – сотрудничала с японцами. Вся ее вина состояла в том, что она переводила некоторые передачи радиовещания из Владивостока, где трудно было обнаружить какую-либо секретную информацию. Японцам нужен был просто экономический анализ – этим ныне занимаются все развитые страны в отношении друг друга. Три офицера трибунала весело смеялись, зачитывая все ее «прегрешения», а потом отправили во Владивосток в трюме баржи, куда вместе с ней поместили девять осужденных уголовников-мужчин. Потом она напишет: "Это было самое страшное приключение из всех девяти лет, проведенных мною в местах заключения".
Ее мать Наталья Николаевна, узнав о приговоре, скоропостижно скончалась. Малолетнему же Мише дали еще немного пожить, пока им не занялась кимирсеновская полиция – как-то утром его труп, окутанный колючей проволокой, нашли в придорожной канаве. 
Татьяна Павловна первые три года отбывала срок в женском лагере на сопке Орлиное Гнездо во Владивостоке, здесь же отбывал свой срок и Юрий Михайлович Янковский. Далее отбывать срок их отправили не лесоповал в Тайшет. После окончания срока Татьяну Павловну отправили на поселение там же. В 1956 г она была освобождена и уехала к двоюродному брату Валерию Юрьевичу в Магадан. Там в 1956 г. вышла замуж за Георгия Федоровича Бордовского. В этом браке родилось двое детей Федор и Павел.
В последние годы жизни, после смерти мужа, жила в Санкт-Петербурге, помогала растить детей сына. Умерла в 2003 г. Похоронена в Санкт-Петербурге.

 

Источник

Павел Михайлович Янковский

1890-1940 (50)

© 2014-2019 by Irina Subbotina